Аркадий Пекаревский

Аркадий Пекаревский | Официальный сайт

Статьи

Аркадий Пекаревский: «Все, что случается в бизнесе, – это стечение определенных обстоятельств»


Любое предпринимательство можно сравнить с восхождением на гору. Кто-то выходит на этот путь с полным снаряжением и с опытными проводниками, для кого-то же он оказывается долгой дорогой вслепую и самостоятельным познанием тонкостей выбранной сферы. Наш сегодняшний собеседник Аркадий Пекаревский точно из второй когорты. Начатая им в суровые 90-е годы вместе с братом Борисом Остробродом торговля китайскими пуховиками выросла в одну из крупнейших в стране торговых сетей Sela. Тем более неожиданным был уход Аркадия из компании в 2010 году. Без скандалов и выяснения отношений в прессе, тихо, по-семейному. Сегодня наш собеседник успешно производит кондитерскую продукцию, занимается инвестициями, а с некоторых пор развивает собственный бизнес-влог. О прошлом, настоящем и будущем – в интервью «Жажде».
 

– Аркадий, начнем, пожалуй, с традиционного вопроса предпринимателям, которые начали свою карьеру еще в прошлом столетии: в чем разница между бизнесом 90-х – начала 2000-х годов и современностью? Что стало проще, что – сложнее?

– В начале 90-х годов еще не были сформированы правила ведения бизнеса. Россия только становилась страной с рыночной экономикой, и действовали не законы бизнеса, а законы общества того времени: начиная с «красных пиджаков» и заканчивая преклонением перед западными компаниями. 2000-е я бы назвал «золотым веком» российского предпринимательства. Началось становление и расцвет бизнеса – люди стали реально заниматься предпринимательством: не монополией, не отъемом чужой работы, а именно созданием своего бизнеса с нуля. Начало 2000-х годов было самым сладким временем – экономика росла, все развивалось, деньги в стране были. Понятно, что это было связано с высокой ценой на нефть, но, тем не менее, было много возможностей заниматься бизнесом. В настоящее время он уже начинает принимать очертания, характерные для развитых западных стран, когда на рынке есть сильнейшая конкуренция, идет борьба за каждого покупателя и за каждый рубль. И, к сожалению, все еще окрашивается дополнительными проблемами, связанными со сложной внешнеполитической обстановкой.

– Вы участвовали в создании Sela и много времени и сил отдали созданию этого бренда. Не спрашиваю, почему ушли, этот вопрос и так задается постоянно. Интереснее, как вы себя ощущали, закрывая эту насыщенную страницу жизни? Как скоро прошла привычка ехать в свой старый офис?

– Последние десять лет у нас не было единого офиса, а были офисы и в Москве, и в Киеве, и в Санкт-Петербурге, и приходилось с определенной регулярностью ездить в каждый из них. Поэтому у меня не сформировался инстинкт постоянного хождения на работу в одно место. Мне приходилось много ездить. Другое дело, что после выхода из Sela сменился мой предпринимательский статус, а вместе с ним изменился образ жизни: снялась ответственность за большой бизнес, в котором были задействованы более 5 тысяч человек. Я перестал постоянно думать, заботиться обо всем этом, контролировать.

– Это было молниеносное решение, или оно долго и тщательно продумывалось?

– Это был достаточно долгий и сложный процесс. И, безусловно, когда думаешь о том, чтобы выйти из какого-то большого бизнеса, нужно заранее готовиться, в том числе и морально. Возникают определенные сложности, хотя есть ощущение радости и комфорта, что с тебя упал груз ответственности, который висел над тобой 24 часа в сутки. Мой выход из Sela – это процесс, к которому мы шли несколько лет.

– Вашим первым проектом после ухода из Sela стало производство марципана и шоколада Grondard. Почему выбор был сделан в пользу кондитерской фабрики?

– Все, что случается в бизнесе, – это как бы стечение определенных обстоятельств. Дело в том, что марципаново-шоколадный бизнес у нас существовал с 2002 года, но на тот момент он был маленьким спутником, назовем это так. Это бизнес, годовой оборот которого был равен обороту Sela за несколько дней. По этой и другим причинам Grondard никто серьезно не занимался. Мы просто создали его при определенных обстоятельствах, он жил своей жизнью, денег не просил, а мы на него не обращали внимания – была такая негласная договоренность. А когда было окончательно принято решение уйти из Sela, я стал смотреть на Grondard как на некое связующее звено между большим бизнесом и чем-то новым. Почти за 30 лет занятия бизнесом выработалась потребность участвовать в бизнес-процессах, поэтому Grondard для меня стал плавным переходом в новый статус.

– Если верить интернету, кроме Grondard, вы инвестировали также средства в девелоперскую и страховую компании. Как оказались в этих сферах?

– Я действительно инвестирую в коттеджный поселок, который называется «Новое Сойкино». Я не могу сказать, что это были осознанные инвестиции. Опять-таки, все происходило при определенных стечениях обстоятельств. Все очень просто: в 2008 году начался массовый психоз, ажиотаж по покупке земли, цена росла как на дрожжах… Я тоже купил землю. Пожалуйста, прямое доказательство тому, что даже опытный человек имеет свойство принимать эмоциональные и часто нерациональные решения. Дальше произошел кризис 2008 года со всеми вытекающими последствиями, поэтому можно сказать, что сама судьба заставила меня заниматься строительством. Я стал искать возможности доставать активы из земли. Сегодня же я рад, что приобрел этот опыт, потому что у меня получилось сделать из ничего достаточно успешный проект. Поставленные задачи решаются, поселок зажил своей жизнью, уже более 160 домов приняли своих жителей. Я надеюсь, через год мы закончим эту работу. Но на подходе есть и другие девелоперские проекты, поэтому, возможно, «Новое Сойкино» получит свое продолжение.

– Насколько сложно было стать инвестором? Специфика ведь совсем другая в сравнении с тем, чем вы занимались ранее…

– Мне нравится такая шутка из доперестроечного времени: «Я теперь понимаю, что Карл Маркс и Фридрих Энгельс – это не муж и жена, а Слава КПСС – это вообще не человек». С опытом ведения разных бизнесов приходит понимание, что бизнес бизнесу рознь, и каждая бизнес-история – это отдельная галактика, где происходят свои процессы, существуют свои технологии управления. Как говорится, не боги горшки обжигают, поэтому постепенно, через, к сожалению, путь проб и ошибок, через потери ты становишься все более и более грамотным, умным, может быть, даже мудрым и более компетентным.

– Какими принципами вы руководствуетесь, решая инвестировать в тот или иной проект, и что нужно знать стартаперу, чтобы заинтересовать вас?

– Во-первых, это все тот же эмоциональный фактор. Сначала я смотрю, нравится ли мне бизнес или нет, по душе он мне или нет, созидающий он или нет. Например, я никогда не буду инвестировать в проекты, связанные с алкоголем, сигаретами или теми, которые могут загрязнять нашу планету или приносить ей ущерб. Для меня важна созидательная составляющая. Мне очень нравятся истории, где бизнес приносит людям радость. Сейчас мне нравится заниматься одним проектом, который связан с развлечением, времяпрепровождением большого количества людей, в первую очередь молодежи (речь идет о сети магазинов игрушек Pic’n’Mix. – Прим. ред.).

Второй фактор – это команда. Мне доставляет большое удовольствие взаимодействовать с молодыми ребятами. Они другие, у них другие эмоции, они часто улыбаются, они «драйверят». А самое главное, они еще не испорчены жизненной реальностью. Не испорчены пониманием того, что, к сожалению, часто в бизнесе решения принимаются не в интересах компании, а в интересах групповых взаимодействий, из-за того, что кто-то «против кого-то дружит». Их можно назвать романтиками, они не совсем понимают реальность, и это хорошо, потому что может помочь пробить брешь в компаниях, где работают такие бывалые и мудрые «зубры».

И третье – я смотрю на размер бизнеса. У меня есть золотое правило: никогда не инвестируй больше, чем ты готов потерять. Если все эти параметры присутствуют, то инвестиции в разные компании не являются опасными. В любом случае, я стараюсь не рисковать. Когда я инвестирую, я решаю несколько задач. Первая задача – это помощь новому бизнесу, вторая – принятие участия в создании чего-то правильного, и третья – приобретение дополнительного опыта, коммуникация с людьми, с которыми приятно общаться. Общение нужно каждому человеку на этой планете.

– Вы активно ведете аккаунт в Facebook, недавно запустили канал на YouTube. Достижение каких целей вы связываете с соцсетями? Так называемый нетворкинг или что-то еще?

– Есть вещи, которые ты начинаешь делать по велению внутреннего голоса, еще не до конца понимаешь зачем, но почему-то есть ощущение, что это правильно и нужно. Я запустил канал с просветительской целью, потому что в какой-то момент времени мне начали задавать вопросы в личных разговорах: почему что-либо происходит, какая между какими-то явлениями связь? Я начинаю объяснять и вижу, что люди получают удовлетворение. И тогда я подумал, почему бы мне не охватить гораздо большее количество людей и отвечать на те же вопросы не одному человеку, а сразу многим. Я уверен, что вопросы, которые возникают, насущны. Из почти ста тысяч людей, которые посмотрели каждую мою «мысль вслух», обязательно будут те, кому они полезны. Мне, в свою очередь, приятен тот факт, что я сделал для кого-то что-то полезное. А потом, когда я только начал публиковать свои «мысли вслух», мне вдруг начали звонить люди, которых я не видел и не слышал по 10 лет. Представляете? Вдруг звонят и говорят, что посмотрели «мысли вслух» и именно сегодня им это было очень важно.

Был случай, когда я опубликовал «мысль вслух» про позитив и тут же получил отклик от человека, которого в этот момент уволили с работы. Он в депрессии, ему попадается на глаза «мысль вслух о позитиве», и вдруг он осознает, что увольнение не конец жизни, а, возможно, начало новой истории. И вот когда ты сталкиваешься с такими откликами, это доставляет удовольствие, так как стимулирует двигаться дальше. Ну а потом, как говорится, «любовь – дело добровольное», кто хочет – смотрит, кто не хочет – не смотрит. Ведь никого не заставляю (смеется)!

– Наблюдаю за вами через соцсети, и вы производите впечатление жизнерадостного человека. Это качество важно для предпринимателя?

– Я не могу точно сказать, какие качества важны для предпринимателя. Все зависит от конкретной истории. Бывает, что гораздо важнее жесткость, чем позитив. Надо понимать, что за каждым предпринимателем стоит человек, а каждый человек – это свой мир, своя специфика, своя система ценностей. В моей картине мира, например, позитив – это часть меня. Я по-другому не могу. Я хочу, чтобы на тех улицах, по которым хожу я, люди улыбались, и стараюсь сделать так, чтобы таких людей было больше. А интровертам, например, которые находятся в себе, внешний мир вообще не интересен. Они ничего не делают, чтобы хоть что-то поменять в нем. У них своя история. Им хорошо с собой, и среди них есть те, кто достиг гораздо больших успехов, чем я. Каждому свое.

– Без каких еще качеств не обойтись в бизнесе?

– Я считаю, что предприниматель обязательно должен обладать достаточно высокими коммуникативными способностями, потому как ему приходится много думать и говорить. Команда начинается с коммуникации, с общения. Деловые отношения – это тоже общение, с партнерами, с внешней средой. Важно уметь говорить, доносить свою мысль, в том числе до своей команды, настраивать ее на определенный лад. А через что можно настроить? В основном, только через слова, конечно, и через внешний вид, и через улыбку. Но слова – это база для общения, поэтому нужно уметь четко говорить и ставить задачи. Одно из золотых правил, с которым я двигаюсь по жизни: если ты дал человеку задание, а он сделал не так – это не он дурак. Это ты дурак, потому что ты ему плохо объяснил.

– Пока вы единственный крупный предприниматель, фото которого мне приходилось видеть с гитарой на сцене. Что это было за мероприятие? Какое значение музыка имеет в вашей жизни? На чем-то еще, кроме гитары, играете?

– Если это единственное, что вы увидели, значит, вы меня вообще не смотрели, потому что уже много лет в интернете висят фотографии, где я стою с аккордеоном! И есть, где я стою с саксофоном (смеется).

– В интервью вы неоднократно говорили, что любите спорт. Вам больше по душе индивидуальные или командные виды спорта?

– Мое самое любимое слово в жизни – это баланс. Если мы говорим про спорт, я безумно люблю играть в теннис: и в большой, и в настольный. Когда выдается возможность, я с удовольствием поиграю в бильярд. Я также люблю баскетбол – это командная игра. Я с большим удовольствием, когда мы находимся на отдыхе, играю в волейбол на пляже. Виды спорта мне сложно поделить на любимые и нелюбимые. Можно сравнить с обедом в ресторане, где ты заказываешь несколько блюд, и каждое из них по-своему хорошее. Каждый вид спорта по-своему хорош, в каждом ты что-то оттачиваешь.

– С вашими взглядами на бизнес это как-то коррелирует?

– Вся наша жизнь – это постоянные университеты. Например, когда ты играешь в теннис, особенно большой, ты учишься внутреннему самообладанию, во время игры отрабатываешь внутреннее спокойствие, формируешь свой внутренний стержень. Когда ты играешь в баскетбол, ты отрабатываешь командную игру: вовремя пас сделать, или, если кто-то из твоей команды выходит в кольцо один на один, ты идешь сзади, страхуешь его, потому что мяч может не попасть в кольцо, отскочить, а ты должен подхватить. Так что в каждом виде спорта есть своя польза. Все это важно для жизни вообще.

– В бизнесе вы уже много лет, не ослабевает ли с годами азарт, авантюризм, желание постоянно двигаться вперед? 

– У меня никогда не было авантюризма, у меня всегда было желание что-то создавать и строить. Мы сейчас с братом договорились, что начинаем писать книгу с рабочим названием «Sela – первая социальная сеть России». Мы строили не просто бизнес, а сообщество людей, и это нам помогло развиваться.

– Перестрою вопрос: в чем, если не считать статуса, самая большая разница между предпринимателем Аркадием Пекаревским образца 1991-1992 годов и 2017-го?

– Если говорить про меня в разные годы, то Аркадий Пекаревский 90-х – это человек, полностью преданный только одной идее, который постоянно думает о бизнесе. Иногда случалось так, что я ночью просыпался и ловил себя на мысли, что мозг обрабатывает какой-то текущий вопрос. В 2017 году нет одного дела – их много. Иногда с партнерами я с удовольствием погружаюсь глубже и в бизнес-процессы, чтобы совместно решать и какие-то операционные задачи, но, в основном, я работаю только как акционер, обсуждаю стратегические вопросы. Сегодня это контроль и обеспечение жизнедеятельности существующих бизнес-структур. А еще это общественная работа, участие в различных экспертных и наблюдательных советах, публичные выступления, бизнес-консультирование, анализ выходящих на рынок новых проектов.

– Остались ли какие-то не достигнутые еще цели? Каковы ваши планы на будущее?

– Я абсолютно счастливый человек, потому что считаю, что достиг в бизнесе всего, чего хотел. У меня есть цели, которые передо мной стоят, и у меня пока еще есть и время, и возможность участвовать в других бизнес-проектах, которые меня заинтересуют. У меня есть потребность передавать опыт и возможность это делать. И «Мысли вслух» эту задачу решают. Ко всему прочему, есть музыкальные инструменты, на которых я хочу научиться играть.

– Рассмотрите ли вы вероятность вернуться в fashion-ритейл с каким-то другим проектом или конкурировать с Sela не станете ни при каких условиях?

– Я уверен, что в fashion-ритейл я больше не вернусь, это уже прожитая глава в книге моей жизни. И потом, это одна из наших договоренностей при выходе из Sela и моя моральная ответственность.

– Существует ли так называемая «жажда бизнеса»?

– В 90% случаев жажда бизнеса существует у молодых и голодных людей. Я жил в коммунальной квартире, у нас не было горячей воды, у меня не было машины, жажда бизнеса была высокой. И то, все равно я бы не назвал это жаждой бизнеса. Вообще, я уверен, что бизнес становится более успешным, когда человек ставит главной задачей не зарабатывание денег, а создание чего-то. Например, в Sela мы создавали прежде всего содружество, сообщество людей, которые занимаются одним общим делом. В Sela мы говорили, что мы не продаем одежду, мы одеваем людей. Понимаете разницу? И вот такие позитивно-созидательные вещи работают лучше всего. А деньги появляются как «побочный эффект правильных действий». Прямо афоризм получился (смеется)!

02 июня 2017 год, Бизнес журнал "Жажда"