Аркадий Пекаревский

Аркадий Пекаревский | Официальный сайт

Статьи

Эхо Москвы. Аркадий Пекаревский в программе




Ведущий: Здравствуйте, это Дмитрий Гаврилов и Дмитрий Грозный, Дмитрий, приветствую!Сегодня мы открываем серию интервью с предпринимателями, которые добились успеха и которые готовы рассказать о том, как это получилось. Сегодня первый наш герой основатель сети магазинов SELAАркадий Пекаревский, Аркадий, здравствуйте!
 
Аркадий Пекаревский: Я сразу подкорректирую я не «основатель» я «сооснователь», мы это сделали вместе с братом, а не я один был. Сейчас вся справедливость восстановлена.


Ведущий:«Аркадий Пекаревский, создал корпорацию SELAв 1994 году, она производит и продает одежду, в 2008 году предприниматель продал свою долю, сейчас в активе Пекаревского кондитерская фабрика, девелоперский проект, страховая компания и онлайн сервис по продаже билетов на морские и речные поездки». Сегодня мы встретились на теннисном корте и не знаю случайность ли это, или вы часто играете здесь?
 
Аркадий Пекаревский: Кстати, мое любимое выражение и книга, которую я читал называется «Ничего случайного не бывает». Мы здесь встречаемся неслучайно, здесь проходит уже 23-ий губернаторский теннисный турнир,  и я уже несколько десятилетий принимаю в этом участие. Это любительский турнир, спокойный, ну а поскольку мы сейчас говорим о жизни и о бизнесе вне рабочей обстановки, то, естественно, теннис в выходной день -  расслабление, поэтому можем поговорить. Так что все закономерно.
 
Ведущий: Сразу хотел спросить в армии есть такой популярный вопрос может ли сын полковника стать генералом? Нет потому, что у генерала есть свой сын. Вот Вы достигли успеха в бизнесе, можно сказать Вы такой современный капиталист, Вы сын капиталиста?
 
Аркадий Пекаревский: Кстати, хороший вопрос, потому что шутка мне тоже нравится. Понимайте в чем дело, я считаю себя абсолютно счастливым человеком по многим параметрам. Говорят, чтобы что-то то состоялось, нужно в нужное время оказаться в нужном месте. Так просто сложилось, что я оказался в возможности что-то с кем-то делать в тот момент, когда наша родина испытывала переход из одного политического строя в другой.  Мы приобрели свободу, получили возможность заниматься делами, строить какие-то бизнесы и поскольку после некоторого периода у нас не было изобилия на рынке и рынок был достаточно свободный, поэтому в тот момент, я говорю особенно много ума, чтобы построить бизнес, не нужно было, просто нужно было делать качественно любое дело, рынок пустой, конкуренции не было, и все, кто хотели, как мне кажется, добились успеха. 
Поэтому первое, повезло со временем, когда мы бизнесом начали заниматься, рынок был пустой. Второе, очень важное -  с кем заниматься. Очень важно, чтобы рядом с тобой были учителя.  Стыдно сказать, даже после того как 10 лет уже существовала Sela, я не понимал, что обозначало слово «маркетинг», да и до сих пор спросят, как правильно говорить мАркетинг или маркЕтинг, начинаются дискуссии.  Тогда бизнес строился по принципу здравого смысла.  Никаких MBA никто не оканчивал, просто что-то строилось с точки зрения здравого смысла, потому что это удобно. 
Вот, например, как мы открыли первый магазин, и почему? Ведь это в универмагах люди покупали одежду или большинство покупали одежду на вещевых рынках, а там не было возможности примерить, поэтому если ты открыл магазин, сделал минимальное фирменное оборудование, повесил кондиционер и дал возможность людям спокойно примерить вещи, -  всё ты уже герой. Я помню, в начале 90-х, когда мы открывали первый магазин, кондиционеров в магазинах было всего два в городе.  В бутике «Versache», что был напротив Александринского театра и в SELA. Фирменного оборудования особенно нигде не было. 
Так вот, про учителей, мне тоже повезло, потому что мой двоюродный брат Борис Остроброд, который помогал мне становиться предпринимателем как человек, как личность. С ним мы создавали эту сеть, и он долгие годы мне был учителем,иэто великое счастье, когда есть учителя.  Я обычно говорю, что все учителя делятся на две категории первая категория: это самая счастливая, когда есть учитель и ты можешь подойти задать вопрос, поговорить, и вторые учителя,  я считаю, -  это книги, но книги это пассивные учителя, а когда есть живые люди - это активные учителя. У меня был учитель, и это тоже мне помогло, мотивация была огромная, я вот абсолютно не стесняюсь всем говорю, что я вырос в коммунальной квартире, где было семь комнат и четырнадцать соседей, не было горячей воды, чтобы помыться, нужно было топить, чтобы нагреть воду. Я жил на Кировском проспекте, сейчас он Каменноостровский, это была типичная питерская коммунарка: общая кухня, семь столов на кухне, по субботам ты ходишь с соседями в баню. И ты вдруг приходишь к приятелю, а у него не семь соседей, а всего три, и у него есть колонка с горячей водой, и ты думаешь: «Как круто!».  А если ты попадаешь в семью, где отдельная двухкомнатная квартира, думаешь: «Ну вообще, разве так можно жить?»  
Я первый раз сел в машину в 14 лет, это была старая Победа, мы поехали в Эстонию за грибами.  Была мотивация вылезти из бедности, потому что ты же хочешь как-то жить по-другому. 
Кстати, по поводу мотивации,мненравится один анекдот: мужика приговорили к смертной казни через электрический стул, а он такой толстый, что не влезает в стул, ему говорят: «Тогда мы тебя посадим на неделю только на одну воду без еды».  Приходят через неделю, проверить, а он не похудел. Приходят через другую неделю, а он не похудел, даже поправился, они говорят: «Давайте еще на две недели даже воду убираем!» Возвращаются, опять тоже самое, спрашивают: «Что такое?» А он отвечает: «А у меня мотивации нет!»
Поэтому мотивация великая сила, я, честно говоря, не знаю, как сегодня дети в состоятельных семьях живут и что их мотивирует что-то создавать. Когда ты садишься в машину в 14 лет в первый раз ты даже и не мечтаешь, что у тебя будет своя машина. У тебя есть повод и мотивация, а когда у тебя в семье одна, две или три машины, когда у тебя все есть и тебе ни в чем не отказывают, -  вот это проблема. Как сейчас своих детей мотивировать что-то делать?
 
Ведущий: Вам нужно сохранить ту коммуналку из семи комнат и четырнадцати соседей, и туда на время можно посылать кого-то, чтобы сильную мотивацию приобретали? 
 
Аркадий Пекаревский: Кстати, спустя лет 20, как я съехал, ко мне приходили и предлагали купить эту коммунальную квартиру, ее как раз расселили, но я решил к старым якорькам не возвращаться. Хотя однажды я в нее попал несколько лет назад, и это был такой совершенно удивительный туристический поход.
 
Ведущий: Насколько я понимаю, если бы не брат, Вы бы работали в горном инженерном деле, так как Вы закончили Горный институт?
 
Аркадий Пекаревский: Никто не знает, что было бы если не брат. Если меня не было, что бы получилось, это никто никогда не узнает. Но в жизни каждого есть своя записанная программа. Я считаю, ничего случайного не бывает, вот мы стали заниматься одеждой профессионально, у моего брата родители никак не были связаны с одеждой. Что самое удивительное, моя мама была швея, и я предполагаю, что её профессиональная деятельность каким-то образом повлияла на то, что мы стали заниматься одеждой.  Дальше, если мы говорим про мою кондитерскую фабрику, моя фамилия – Пекаревский. Меня спрашивают, почему ты не можешь бренд «Пекаревский» взять, фамилия же как-то связана со словом «пекарь», но уже есть «Красный пекарь» и этот вариант не сработает. Всё в этой жизни так или иначе переплетено, и, кстати, вот когда рассказывают истории успеха, спрашивают, как стать успешным, я отвечаю, что ребята ответа на вопрос «как стать успешным» нет. Вот мне очень нравится фильм «Правила съёма, метод Хитча», главный герой учит, как общаться с женщинами. Он в конце спрашивает: «Вы знаете, какое основное правило съема?» И сам же отвечает: «Правило такое, что правил нет». Никто никогда не знает, почему у тебя что-то получается, пять человек будут одни и те же дела и действия делать, но у кого-то получится, у кого-то нет. Почему? Да никто не знает, вернее, если кто-то скажет, почему один человек рождается в коммунальной квартире в бедной семье, а другой рождается в семье миллионера в Америке, или один рождается в Америке, а другой рождается в африканской деревне.  Если кто-то ответит на это вопрос, тогда я отвечу ребята: «Вот поэтому». Хотя очень важно, я в какой-то книге читал, для того чтобы добиться успеха и стать в чем-то мастером, ты должен инвестировать жизненное время. И посчитали для того, чтобы хорошо научиться играть в теннис, играть на музыкальном инструменте, нужно потратить 10 000 часов.  Трансформируя это в обычную жизнь, понятно, что люди не могут этим заниматься круглые сутки, - 10 000 часов в обычной жизни это примерно 10 лет жизни. Поэтому принцип такой, если хочешь чего-то достичь, ты должен сказать себе, что ты готов 10 лет своей жизни потратить на то или иное обучение, и тогда через 10 лет ты будешь мастером.  Другой вопрос, если это, например, в спорте, - ты станешь олимпийским чемпионом или просто мастером спорта, у каждых своих нюансов, если мы говорим про плавание один человек более «плавучий», другой менее. Но точно, что за 10 лет ты чего-то достигнешь, если будешь тренироваться. Поэтому один важный реальный параметр для того, чтобы достичь успеха - ты должен сказать себе: «Я должен пахать».
 
Ведущий: Вы уже начали рассказывать про первый магазин «Sela», но я точно знаю, что это был не первый Ваш бизнес, а сначала были арбузы и спирт «Рояль», расскажите как Вы торговали ими?
 
Аркадий Пекаревский: Я должен сказать, что первый мой опыт ведения бизнеса был отрицательный, - я попал в милицию. У брата был друг из Польши, он привез джинсы, а брат говорит: «Хочешь заработать деньги, пойди продай!». Я пошел на Торжковский рынок и стал продавать, ну и понятно, что уже через 10 минут я уже сидел в милиции. Это был 80-й или 81-й год, я еще школу заканчивал. Потом маму вызвали, почему продавать пошел, а я всем показывал джинсы и говорил, что думал, бирку потерял, а без бирки возвращать неудобно было. Когда же в милиции стали карманы выворачивать, в заднем кармане нашли эту бирку, и я сказал, что знал бы, что она там, не пошел бы продавать. Они посмеялись, но пришла мама,меняотпустили, на этом история с милицией у меня, к счастью, закончилась. А первый серьезный опыт был строительстве,менявзяли в бригаду строителей, тогда всем давали садоводства в Ленинградской области, и мы строили дома в косую лапу, срубы ставили. В общем, интересный был опыт каких-то первых денег. Деньги заработал, но серьезные деньги были, конечно, когда мы с братом занимались арбузами, - это отдельная тема.  Была бахчевая мафия, и мы реально зарабатывали в день то, что за месяц зарабатывали инженеры какие-нибудь. Это всё было до перестроечных годов. На арбузах тогда зарабатывали, но опять же это пример, как можно в жизни себя вести. Мы продавали на Энгельса в торговом ларьке, там было четыре окна, кто-то продавал арбузы как мы, кто-то овощи, и я смотрел, как люди зарабатывали, как они тупо обвешивали, причем ребята талантливые, -  незаметно пальчиком надавливали на весы, там где арбуз, кто-то там гири выпиливал и делал их меньше, кто-то считал неверно. В основном кого обманывали?  Бабушек, дедушек, а нам что-то жалко их было. А мы зарабатывали на другом. Мы зарабатывали на откатах. Что такое откаты? Это сейчас откаты имеют другое значение. Откат очень простой, -  в момент, когда приезжала машина, мы ездили на овоще базу, загружали машину, а когда она приезжала к ларьку,  арбузы крупного размера откатывались в сторону, и потом эти крупные арбузы развозились по таксопаркам, салонам красоты, по важным людям, мы даже на базу «Зенит» привозили.  Условно люди платили за то, что не стоят в очереди и им крупный арбуз привозят,  а мы получали сверху по рубль - рубль двадцать с арбуза, а когда загружаешь в багажник 30-40 арбузов, то в день получаешь 30-40 рублей, а зарплата инженера была  105 рублей.  Это был честный бизнес, люди платили за сервис, мы на этом зарабатывали, - вот это откаты. Потом было фотодело. Здесь мы реально один раз чуть не погибли. Мы занимались тем, что ездили по населенным пунктам. У нас был такой буклетик и мы показывали, что мы делаем цветные художественные портреты. Реально ездили по всяким поселкам: Лупполово, Агалатово, Уткина заводь. Ходили просто по частным домам, тогда же не было никаких цифровых камер. Тогда, чтобы сфотографироваться, нужно было ехать в комбинат, -  целая история. А мы что делали? Мы брали черно-белые фотографии с паспортов. К примеру, живет бабушка, у нее муж погиб на войне, у нее есть только фотографии ее и мужа с паспорта, и у них не было ни одной совместной фотографии. Мы переснимали фотографии, увеличивали: художники дорисовывали и приносили им в рамке портрет, где они вместе. Для людей это реально была радость, потому что это память. И вот,  забирали заказы,  ты ходишь сначала, например, зимой. Я помню, где-то в Агалатово мы стоим ждем автобуса, чтобы доехать до станции, а автобус отменили, а мороз минус 23 градуса, мы замерзли, мы стоим и начинаем снимать ботинки друг другу, оттирать носки, и автобус пришел через час каким-то чудом. Реально чуть не замерзли. А потом было уже фотодело в городе,  уже тогда в 1985 году стали появляться кооперативы, мы стали брать паспорта с вариантами цветных фотографий. По удаленным районам города поднимаешься на верхний этаж на лифте, звонишься во все двери, тогда еще открывали, говоришь: «Здравствуйте наш кооператив предлагает такой вид услуг». Никто не боялся,  мы прежде писали объявление «Фотограф будет в этом доме через три дня, фото на дому». Мы приходили, фотографировали, приносили фотографии, люди платили. Шансов для обмана никакого не было, выбраться с детьми в фотоателье было сложно, поэтому было востребовано.  Вот так зарабатывали, это тоже опыт. Сначала собирал заказы, потом накопил денег, купил камеру, стал фотографировать.  Затем пошли детские сады и школы, - это ребята был уже подарок судьбы. Как только ты договариваешься с директором, и тебе отдают садик, ты устанавливаешь студию, - это зонтики, вспышки,источникисвета. Причем, брали старые зонтики оклеивали их фольгой и собирали на проводах в единую систему,и, нажимая на спуск, у тебя все срабатывало. Поэтому, если ты нашел садик,  ты достигал состояния фото олигарха. Кстати, где-то, я помню,  стоял на Невском проспекте у Аничкова моста фотопочта, люди платили деньги, оставляли адрес, и мы реально печатали и отправляли им.
 
Ведущий: Затем появилась новая жила это одежда, челноки?
 
Аркадий Пекаревский:  До этого была шелкография, у меня это был первый опыт, когда ты создаешь что-то сам.  У нас был цех шелкографии,которыйя сам открыл. Шелкография - это было нанесение изображения на поверхности бланков, визиток. Тогда это в новинку было, и я занимался организацией и поиском материалов, людей. Это был первый такой опыт. Кстати, мечта о SELAпроизошла у меня в конце 80-х, когда SELA и в помине не было, когда мы поехали с маленькими детьми на Чембулак в Алма- Ату кататься на лыжах, останавливались на Медео. Мы летели с каким-то товарищем,егов аэропорту встретил человек, который ему какой-то компьютер передал, который он заработал. Я подумал какое счастье, когда есть партнеры, и в разных городах можно делать какой-то бизнес и в разные города можно приезжать по бизнесу. Я подумал, что было бы хорошо что-то такое создать, чтобы в разных городах были такие оплоты, базы. Спустя 15 лет уже в порядка 140 городах у нас появились такие контакты, партнеры, товарищи, друзья. 
 
Ведущий: У Вас это получилось случайно, Вы в одном интервью рассказывали, что в Ваш магазин на Невском кто-то приехал из Мурманска и захотел сделать у себя такой же магазин.
 
Аркадий Пекаревский: Случайно получился франчайзинг, насколько я знаю, мы первая компания в России, которая стала развиваться по франчайзингу, - это когда мы даем возможность зарабатывать людям в своих городах, используя нашу марку. У нас тогда было порядка 15 своих магазинов, и мы даже и не думали открывать магазины в других городах, потому как это совсем другие технология, это нужно было ездить находить людей и так далее. Когда к нам пришли люди из Мурманска, которые приехали навещать своего сына, который учился в Петербурге. Они пришли в магазин, и он им понравился, они пришли и сказали, а давайте мы его откроем, мы, честно говоря, тогда не думали об этом. Я о чем говорю, когда все происходит случайно, когда ты что-то создаешь, когда вдруг появилась потребность, люди пришли сказали, вот мы хотим, и мы сразу быстро стали выстраивать какую-то концепцию развития магазинов по франчайзингу. Дальше один раз в Саратове так случайно получилось, что одном городе открылись сразу два магазина. Я приехал на открытие одного магазина, а выясняется, что через две улицы открылся другой, - так жизнь заставила выстраивать стандарты фирменной торговли. Мы проходили через ошибки и через опыт, хотя сегодня, обернувшись назад, ты можешь сказать, что ты столько всего много прошел и столько всего много понимаешь и даже, несмотря на то, что время меняется, базовые принципы остались одни и те же.
 
Ведущий: Аркадий, я знаю, что есть вопрос, на который Вы уже отвечали сотню тысяч раз и все же спрошу что такое SELA?
 
Аркадий Пекаревский:  Если мы говорим о переводе, то «SELA», то в переводе с иврита означает скала, но интересная история еще произошла спустя 10 лет, мы выясняли, что это еще и библейское слово, которое означает что-то типа статуса кво – стабильность. В общем, эта скала как-то по жизни нам помогала. Помните, как у капитана Врунгеля, как назовешь корабль «Победа» или «Беда», так и пойдет, и в этом смысле название помогало нам, и мы чувствовали поддержку самого бренда.
 
Ведущий: Вы начинали бизнес с братом, а потом разошлись по ряду причин, как было сложно делить бизнес с родственником?
 
Аркадий Пекаревский: SELA-  это не только магазины, это дизайнерский офис, производство,полныйцикл, -  быть может поэтому мы добились успеха. Брат, он старший, отвечал за дизайн и производство,ая отвечал за развитие бизнеса в России.
 
Ведущий: Наверное, в начале 90х это было правильно в России вместе создавать бизнес?
 
Аркадий Пекаревский: Ну вообще, партнерство - это такая сложная чувствительная тема, и всегда к партнерству нужно подходить очень внимательно.  Часто спрашивают: «Правильно ли иметь бизнес с друзьями или родственниками?» У нас, как у партнеров, были разногласия, и когда мы расходились, у нас не было конфликтов, но были сложные времена и сложные моменты. Могу сказать, достаточно много таких сложных критических точек мы прошли гармонично с пониманием только потому, что мы знаем, что наши мамы - родные сестры, они дня не могут прожить, чтобы не поговорить. И мы вынуждены встречаться за семейными столами столько-то раз в год, и это нам очень сильно помогло. Когда в партнерстве два абсолютно здравомыслящих человека, в 90% случаев, если ни у кого не едет крыша там от звездной болезни от денег, от жадности, то всегда можно найти компромисс.  Но на сегодняшний день я точно знаю, что есть один необходимый шаг, который каждый человек должен сделать со своим партнером, чтобы исключить возможные серьезные проблемы разорений и потерь бизнеса. Важно, когда ты заключаешь партнерство, потратить больше времени и места в партнерском соглашении, 70-80%, -  нужно прописать «как мы расходимся в случае нашего развода». Я это делаю и мне это реально помогает, это нужно делать именно в тот момент, когда бизнес создается, потому что все в ожидании чуда, в надежде на удачу, и в этот момент люди максимально доброжелательно относятся друг к другу, и люди готовы найти максимальные условия, которые всех устроят.
 
Ведущий: По сути это такой брачный контракт.
 
Аркадий Пекаревский: Абсолютно верно, ведь посмотрите сколько семей, сколько бизнесов спас брачный контракт и сколько не появилось никому не нужных грязных бракоразводных историй, особенно, когда есть деньги, это ж беда.
 
Ведущий: Кому проще развестись супругам или бизнес партнерам?
 
Аркадий Пекаревский: Есть вопросы, на которые нет однозначного ответа. Смешно, но иногда с женой проще развестись, чем с бизнес партнером, я, например,когдаразвелся со своей первой женой, мы остались в идеальных дружеских отношениях,  и я всегда, если нужно, помогу и поддержу, потому что прошло все на какой-то гармонии взаимопонимания без каких то обид, а в бизнесе бывает отдаешь столько сил и энергии, что часто не знаешь, как из этого выкарабкаться. 
 
Ведущий: Я хочу все же вернуться к тому как начиналась SELA.  Вот Вы заказали первые партии одежды в Китае и их нужно было доставить в Россию, и у Вас там были дикие приключения
 
Аркадий Пекаревский: Ну как говорят, первый блин комом, и у меня выработалась такая традиция, если ты начинаешь что-то делать и у тебя что-то не пошло, значит жди большого успеха. Нам пришли три контейнера с одеждой из Гонконга, это было 13 декабря, они прибыли в порт «Восточный», и мы туда полетели в первый раз. Я вообще ничего не знал, как и что растамаживать, как перевозить, что такое таможня, вообще ничего не знал. Как-то все растаможили и пошли искать самолет, Серега, я помню, поехал во Владивосток в аэропорт искать самолет, а я поехал к военным. Мы вечером встретились в гостинице и Серега, сказал что нашел ИЛ-76 с распахнутым таким ртом, такой монстр, а самолет летел в Киев. Мы договорились с ребятами за какую-то небольшую денежку, что они долетят до Питера, нас высадят и полетят дальше в Киев а это было уже 17 декабря, и не хотелось оставаться на Новый Год во Владивостоке . Мы договорились с директором порта, а у нас там четыре контейнера, и директор говорит: «Ну, поехали». Потом подходит к металлическому шкафу достает кобуру с пистолетом, надевает, все как в боевиках. И мы вот едем: машина с четырьмя контейнерами, две машины сопровождения: одна впереди, другая сзади. И вот едем из Владивостока в Дальневосточный, красивые пейзажи и мы заезжаем прямо на взлетную полосу. Уже ночь, идет погрузка в ИЛ-76, у него там встроенная погрузка,  горят прожектора, снег падает, шум моторов, -  картинка для кино. Мы стали загружать контейнеры, туда влезло реально два контейнера целиком, и один пришлось разобрать, а четвертый не влезает. Что делать? А там был парень Владимир,мыс ним где-то познакомились, он говорит: «Ребята, вы летите, я вам потом дошлю контейнер». Вы представляете, начало 90-х, никаких договоров, я даже не знаю, написал он расписку. А что нам было делать, нужно лететь, и мы улетели. Что самое интересное, что Володя спустя неделю или две дослал нам этот контейнер.  Нас высадили в Пулково, быстро выгрузили в сторонку от взлетной полосы, и улетели в Киев, они опаздывали. Представляете, выгрузить два контейнера и куча коробов. А что самое интересное, что мы под склад сняли военный склад, привезли туда все, открыли и увидели, что все был брак. Первый груз был всё брак - пятна, дырки, масляные пятна. В Китае думали, что Россия - это все лохи,  давайте мы все браки с производства сгрузим и им отправим.
 
Ведущий: Не было желания бросить все, на этом потеряли и ладно?
 
Аркадий Пекаревский: На самом деле мы не потеряли, мы разрулили ситуацию, к счастью. Мы сделали предоплату, потом выставили претензию, что брак. В общем, как-то мы эту ситуацию вырулили, может даже что-то и заработали, я сейчас не помню. Вообще, в жизни часто бывает моменты, когда хочется все бросить, - ну сошлись все негативные моменты в одну точку «да пошло все», но это проходит. А потом нужно понимать, у меня тогда не было еще отдельной квартиры, была мотивация заработать и выйти из коммунальной квартиры.
 
Ведущий: Сколько у Вас сейчас всего бизнесов, Аркадий?
 
Аркадий Пекаревский: Сегодня я зашел в несколько компаний: в страховую компанию, в интернет проекты, строительство, игрушечный бизнес. Я просто захожу везде в небольшой процент,  чтобы диверсифицировать риски и не складывать все в одну корзину. 
 
Ведущий: А кондитерский бизнес - это такая детская мечта, учитывая, что на этом рынке сложно представить эксклюзивные продукты столько производителей сейчас?
 
Аркадий Пекаревский: Если я был не честным, то ответил бы, что мой любимый мультфильм в детстве «Дракончик на шоколадной фабрике», и когда вырос, я захотел реализовать эту мечту.  Это было бы красиво, но реальность она, как правило, другая. У нас есть наш близкий товарищ и партнер в бизнесе, который открыл огромное количество пищевых предприятий в России, и мы как-то в начале 2000-х как-то проговорили и решили создать бизнес под него. Просто мы не учли, чтобы создавать бизнес нужно реально в нем всегда находиться, а наш партнер жил не в России, а приезжал раз в месяц на неделю, а этого было не достаточно. Я помню кризис 2008 года, брат мне говорит: «Давай бизнес закроем?»  Я говорю: «Боря, бизнес, как ребенок, мы его давим, практически душим, не занимаемся развитием, а он все живет и живет, жалко закрывать». Тогда он говорит: «Выкупи у меня его». И я выкупил. Мне реально пришлось на полтора года сесть в кресло, хотя я никакой не руководитель кондитерским производством, но у меня есть партнер Михаил, и когда были какие-то производственные вопросы, я его спрашивал. Но лишний раз, когда мы говорим, что ты управляешь с точки зрения здравого смысла, когда тыл -лидер в команде, когда ты заботишься о команде, то действительно должно получиться,  и мы в итоге перешли точку «breakeven”,  получили прибыль.  Уже три года как я встретил еще одного руководителя,  он стал партнером, и он управляет бизнесом. 
 
Ведущий: Но сладкое то вы возненавидели?
 
Аркадий Пекаревский: Вы знаете, есть люди, зависимые,  вот я от еды зависим и с этим борюсь. Я возненавижу свою любовь к сладкому, вот я бы так сказал. Кстати, я после этого уже более спокойно начинал относиться к сладкому. Мы выводим новый продукт на рынок, там новые начинки в марципане, ты его попробуешь и реально уже становится плохо.
 
Ведущий: Я хочу задать последний вопрос, Аркадий. Вот мы сейчас имеем ситуацию в стране, реально ли сейчас с нуля заработать миллиард, хотя б рублей?
 
Аркадий Пекаревский: Опыт показывает, что всегда есть какая-то ячейка для уникумов и возможность заработать. Ведь люди же создают Uber, Facebookи т.д., мой ответ на ваш вопрос такой: сейчас заработать денег гораздо сложнее, когда мы начинали, это было легко, и я сейчас реально снимаю шляпу перед теми, кто зарабатывает деньги. Сейчас на чем можно заработать? На том, чтобы создать какой-то сервис в интернете, потом его продать, - первое. Второе, непонятная до сих пор всем крипто валюта, люди реально зарабатываю бешеные деньги, я, например, ее не понимаю, а кто-то понимает, можно заработать, можно создать какой-то магазин. Но я считаю под лежачий камень вода не течет, если ты хочешь что-то заработать, ты должен обязательно что-то начать делать. Я говорю так: «Делай, что нужно, и будет, что будет». Другой вопрос, что нужно иногда остановиться и понять, что ты идешь не тем путем,изаняться чем-то другим, если есть возможность. Я говорю теоретические вещи, но у каждого человека на роду написано, если у тебя написано заработать деньги в этой жизни, ты заработаешь так или иначе, а если нет, тогда к человеку с плохой кармичностью деньги не липнут, но он может быть идеальным менеджером и может управлять процессом,  а другой человек не может быть менеджером,  но может создавать.  У каждого есть что-то своё - важно это понять и почувствовать в нужное время и оказаться в нужном месте. 
Одну важную вещь я понял достаточно недавно, - если ты хочешь быть успешным, нужно к миру относиться с уважением, и нужно, как то не банально звучит, делать добрые дела, потому что ты что-то доброе отправляешь во Вселенную, а тебе возвращается во сто крат.
 

Выпуск от 23 мая 2018 года https://echo.msk.ru/guests/823122-echo/